Звоните, поможем в организации путешествия:
+998 65 223 39 31
Можем Вам перезвонить: отправить номер

Информация об Узбекистане:
   
Ташкент
Краткий рассказ о Ташкенте
Достопримечательности Ташкента
Самарканд
Исторический очерк о Самарканде
Достопримечательности Самарканда
Бухара
Краткая справка о Бухаре
Исторический очерк о Бухаре
Достопримечательности Бухары
Бухара в конце 19 века
Хива
Исторический очерк о Хиве
Достопримечательности Хивы
Ферганская долина
Справка о Ферганской долине
Фергана
Выдающиеся люди Ферганы
Маргилан
Архитектура и памятники Маргилана
Кува
Коканд
Архитектура и памятники Коканда
Выдающиеся люди Коканда
Наманган
Архитектура и памятники Намангана
Выдающиеся люди Намангана
Городище Ахсикент
Чуст
Андижан
Архитектура и памятники Андижана
Выдающиеся люди Андижана
Древний Хорезм
Городище, крепость Топрак-кала (2-3 вв.), (4-6 вв.).
Городище, крепость Аяз-Кала (4-2 вв. до н.э.)
Крепость и храм Кой-Кырылган Кала
Городище, крепость Кырк-Кыз Кала (1-2 вв., 12-13 вв. н.э.)
Древняя цивилизация тысячи крепостей
Затерянный Хорезм
Карапалкастан
Городище Миздахкан (9 - 19 вв.)
Каган
Краткая справка о Кагане
Архитектурные памятники Кагана
Нурата
Краткая справка о Нурате
Архитектурные памятники города Нурата
Газган
Архитектурные памятники города Газгана
Нуратау-Кызылкумский Биосферный Резерват
Природная среда
Экологический и этнографический туризм
Климат
Люди и социальная среда
Правила экотуризма
Архитектура Средней Азии
Архитектура Мавераннахра 11— 13 вв.
Мечети
Медресе
Мавзолеи
Ансамбли
Ханака
Базары и рынки прошлого
Караван-сараи Центральной Азии
Торговые и ремесленные ряды Бухары
Рыночные здания
Ремесла
Керамист Рустам Усманов (Риштан, Ферганская долина)
Керамист Алишер Назиров (Риштан, Ферганская долина)
Ковры ручной работы
Традиции и обычаи Узбекистана
Свадебные традиции в Бухаре
Свадебные традиции в Самарканде
Праздник Навруз
Чайхана
Еще информация об Узбекистане:
Рецепты узбекской кухни
Карта Узбекистана
Лекарственные растения Средней Азии и Узбекистана
Дыни
Суфизм
 
 

Архитектура Средней Азии

Мечети

В духовной и общественной жизни мусульманского Востока мечеть играла огромную роль. Малые квартальные (гузарные) мечети обслуживали общину квартала, в огромных пятничных (джума) или соборных (джами) мечетях больших городов совершались общегородские богослужения, загородные мечети (намазгох или мусалля) служили в дни Рамазана и Курбана местом общего сбора населения города и его округи.

Помимо чисто религиозных функций, большие мечети нередко служили местом общегосударственных событий: в них провозглашали хутбу — благословение на власть новых правителей, в самаркандской джума-мечети в 1365 году собрались защитники города, решившие не сдавать его монголам.

Возведение мечетей почиталось делом богоугодным, потому каждый крупный правитель старался ознаменовать свое царствование если не возведением, то по крайней мере реставрацией соборной мечети столицы, на восстановление старых и возведение новых мечетей вносили большие вклады вельможи и богатое купечество, к сооружению их привлекались лучшие зодчие, мастера строительного дела, орнаменталисты и каллиграфы.

Соборные мечети

Типология крупной соборной мечети определилась на Среднем Востоке уже в домонгольское время. Призванная вместить огромное число молящихся, изолировать их от городского шума, предоставить защиту от палящего солнца и дождя, мечеть приобрела вид огражденной стенами прямоугольной постройки с портальным входом, внутренним двором, на осях которого лежат два или четыре сводчатых айвана, обводными столпно-арочными галереями и купольным зданием на главной оси, открытым просторной аркой во двор.

Эта схема господствует в соборных мечетях 15 века в чрезвычайно разнообразных вариантах конструкций, архитектурных форм, деталей, декора и общих масштабов.

Соборная мечеть Биби-Ханым

Одной из самых грандиозных на всем Востоке была соборная мечеть Тимура в Самарканде (1399—1404 гг.), известная под именем его легендарной жены Биби-Ханым. Величием форм и роскошью декоративного убранства мечеть эта не имела равных во всем тимуридском строительстве.

Основные элементы ее композиции: прямоугольник внешних стен, закрепленных на углах стройными двух- или трех-звеньевыми минаретами; монументальный входной пештак с круглобашенными устоями; четырехайванный двор; главное купольное здание со сводчатым айваном, фланкированным восьмигранными башнями на продольной оси и два меньших купольных здания на поперечной; многонефные арочные галереи, основанные на круглоствольных мраморных колоннах, перекрытые более чем четырьмя сотнями куполков.

Мечеть Алике Кукельташ

Интересны сведения о соборной мечети Самарканда у площади Регистан, носившей имя вельможи Шахруха, Алике Кукельташа, и входившей в ансамбль монументальных зданий, созданных при Улугбеке у площади Регистан. По всем данным, это не было вновь возведенное здание, но лишь капитально реставрированная мечеть, уже существовавшая в 13-14 вв.

Мечеть имела прямоугольный план (около 90х60 м) с восьмью входами, включала двор, обведенный галереей, насчитывавшей 80 пролетов, 240 куполов которой покоились на кирпичных столбах и колоннах; на оси лежало главное купольное здание — максура.

В облицовке мечети широко использовались резные мраморные плиты . Четырехайванная дворовая композиция с основанными на столбах многокупольными галереями и с главным, перекрытым обширным куполом и подчеркнутым парадным айваном зданием, характерна для гератской джума-мечети, радикально перестроенной в 1498—1500 гг. Алишером Навои и для мечети Калян в Бухаре, значительная часть которой, как выяснили недавние раскопки, восходит к 15 веку.

Однако оба эти памятника подвергались существенным перестройкам в последующие века, а потому еще ждут специальных историко-архитектурных исследований для определения всех многовековых напластований.

Поминальные мечети

В правление Тимура и Тимуридов возводятся особого рода поминальные мечети при погребениях шейхов, могилы которых являются предметом культа и паломничества, а также при династических усыпальницах. Их архитектурная типология варьирует в зависимости от местоположения и общих масштабов.

Иногда поминальная мечеть пристраивается возле мавзолея. Таковы в ансамбле Шахи-Зинда мечеть 1405 г. у мавзолея Туман-ака и мечеть у зиарат-ханы Кусама ибн-Аббаса (возведенная, судя по облицовкам панели и михраба, около середины ХV века); таковы поминальные мечети в ансамбле Абдаллаха Ансари и в кухсанском мавзолее Гаухар-Шад.

Все они являют род продолговатой трехчастной галереи со сводчато-купольными перекрытиями. Внешние объемы их не играют существенной формообразующей роли в общей композиции, чем подчеркивается их чисто служебная роль при усыпальницах, но интерьеры легки и оформление изящно.

В других случаях поминальная мечеть возводится как отдельно стоящее здание, айван которого как бы осеняет погребение. К этой категории принадлежат мечеть 1433/4 г. в Туруке , мечети у могил Зайнуддина Тайабади в Тайабаде 1444 г., шейха Джемаледдина в Анау 1456 г., Ходжа-Абу-Наср Парса в Балхе (70-е годы V в.).

Мечеть Кок-Гумбез в Шахрисабзе

Очень органичную ансамблевую связь с другими сооружениями иллюстрирует мечеть Кок-Гумбез в Шахрисабзе 1434 г. Она входила в состав медресе Дорут-Тиляват, замыкая его с западной стороны и возвышаясь напротив мавзолея шейха Шамседдина Куляля и Тарагая.

В композиции Кок-Гумбеза как бы повторен обращенный на кыблу главный отдел тимуридских соборных мечетей: в центре расположено портально-купольное здание, справа и слева от него — крылья многокупольных галерей, основанных на квадратных столбах, главный объем характеризуют сильные формы портала, квадратной призмы зала, переходного восьмерика и массивного цилиндрического барабана, на котором покоился ныне несуществующий Кок-Гумбез, т. с. внешний голубой купол.

Мечети мусалля

Особую группу мечетей 15 в. составляло мусалля. В них организующим архитектурным элементом обширного открытого пространства, где собирался народ, служило ориентированное на кыблу сооружение с айваном, игравшим роль издали видимого михраба; той же цели служили и расположенные по обе стороны от него малые арки.

В отличие от мечетей джами и мусалля с их парадными архитектурными массами, господствующими в окружающей среде, гузарные мечети тимуридской эпохи были невелики, имели более интимный характер, почти скрываясь в густой застройке жилых кварталов и зелени окружающих древесных насаждений.

Обычно они включали зимнее закрытое помещение, примыкающую к нему галерею на столбах или деревянных колоннах,небольшой дворик с хаузом для ритуальных омовений; мечеть и хауз осеняли кроны тенистых деревьев. Мечети этого рода чаще всего возводились в системе легких каркасных конструкций, с применением деревянных колонн и потолков. Такова была Масжиди-Мукатта (Резная мечеть), возведенная Улугбеком у самаркандского Регистана, все деревянные части которой покрывали орнаменты «ислими» и «хитои».

Однако нередко гузарные мечети строились более капитально из жженого кирпича, с применением изразцового декора.

Мечеть Балянд

Мечеть Балянд в Бухаре редкостный памятник каркасно-балочной архитектуры первой половины ХVI века, сохранившийся до наших дней. Своим названием (Балянд — высокая) мечеть обязана высокому каменному цоколю, на который она была приподнята, по-видимому, единственно для того, чтобы как-то выделить здание из плотно окружающей жилой застройки одного из густонаселенных кварталов Бухары.

Г-образный в плане портик на деревянных колоннах (колонны позднего происхождения, поставленные взамен пришедших в ветхость древних) охватывает с двух сторон помещение мечети. Эта планировка вплоть до недавнего времени широко использовалась в квартальных мечетях Средней Азии.

Простой архитектуре легких форм, которая присуща внешней композиции мечети Балянд, отвечает простота архитектоники единственного помещения с михрабной нишей в противоположной от входа стене, с панелью и разбивкой стен на прямоугольные панно.

А между тем декоративное убранство интерьера отличают такая изысканность и богатство, которые присущи самым парадным интерьерам среднеазиатской монументальной архитектуры второй половины 15 и начала 16 века (к последней дате, по-видимому, и относится Балянд).

Панель из шашек глубоких зеленых тонов, расписанных твореным золотом, богатейший золотофонно-узорчатый покров кундали на стенах, ярчайший мозаичный михраб и, наконец, удивительный потолок сложной столярной работы, со звездчатыми кессонами — все в этом памятнике иллюстрирует слияние приемов, взятых из практики народного деревянного зодчества, в соединении с высокими традициями монументальной архитектуры.

Автор: Г. Пугаченкова. «Зодчество Центральной Азии, 15 век».